Сохранение любви

ЗАЩИТНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ПО-ПРЕЖНЕМУ НУЖНЫ
Чтобы достичь этой высокой цели, каждому из нас временами приходится пользоваться защитными механизмами, в том числе идеализацией, отрицанием и рационализацией. Идеализация позволяет нам приблизиться к нашему идеалу любви. Мы идеализируем наших партнеров и взамен получаем их преданность; сами того не осознавая, мы как бы заключаем с ними договор: я буду продолжать одаривать тебя своей любовью, а ты будешь продолжать дарить мне свою. Чтобы свести к минимуму свое разочарование в партнере, нам также необходимы иллюзии по поводу потенциала партнера, его человеческих качеств и его отношения к нам. Главная иллюзия состоит в том, что мы думаем, будто партнер любит нас без всякого труда. Мы предполагаем это, хотя сами осознаем, что нам время от времени приходится прилагать усилия, чтобы любить своего партнера. Мы также обычно стараемся найти объяснение своему разочарованию, внушая себе, что каким бы восхитительным нам ни казался наш партнер, необходимо иметь реалистические ожидания по отношению к нему. Если реальность взаимоотношений далека от нашего идеала, то мы стараемся приблизиться к нему хотя бы мысленно. Поэтому мы постоянно подчеркиваем то, что близко к идеалу («она прекрасно готовит»; «он хороший отец»), и не обращаем внимания на то, что далеко от него («хотелось бы, чтобы она занималась спортом вместе со мной»; «лучше бы он не был таким необщительным»). Такое нереалистическое отношение к партнеру имеет свои причины; в конце концов, мы выбираем партнера для того, чтобы он был нашим спутником и помощником, оказывал стабилизирующее влияние на нашу жизнь и делал ее более содержательной, способствуя нашему развитию. Развитие процессов любви требует времени, и попытки их форсировать сопряжены с серьезным риском. Обнадеживает лишь то, что некоторым людям все-таки удается успешно преодолеть все трудности супружеской жизни, и их брак можно считать вполне состоявшимся и благополучным — борьба за то, чтобы любить и быть любимым, прекращается. Они примиряются с мыслью о том, что испытывают к своим партнерам какую-то странную, необычную любовь, несмотря на все их несовершенства, а те в свою очередь любят их своей особой любовью. На пути к этой труднодостижимой цели внутреннее восприятие партнера многократно изменяется. ДРУГИЕ УСЛОВИЯ ПРЕОДОЛЕНИЯ РАЗРЫВА МЕЖДУ ИДЕАЛОМ И РЕАЛЬНОСТЬЮ
Степень дистресса, вызванного несоответствием между идеалом и реальностью, постоянно изменяется. Она может быть высокой или низкой, в зависимости от множества важных и незначительных внешних событий. Для поддержания высокого уровня психологической и сексуальной интимности недостаточно одних защитных механизмов. Чтобы выполнить эту двойную задачу, необходимо знать, когда и что следует говорить; быть готовым работать над претворением в жизнь идеала любви; не терять чувства юмора; в неизбежные периоды неурядиц ориентироваться на высшие приоритеты и уметь прощать и просить орошения. Когда наши отношения стабилизируются и становятся долгосрочными, мы неизбежно получаем более ясное представление о своих партнерах. Мы видим устойчивые особенности их поведения, лучше осознаем их достоинства и недостатки и составляем собственное суждение об их честности и надежности. Чтобы поддерживать взаимоотношения, необходима внутренняя работа, в процессе которой мы часто разочаровываемся в поведении и способностях партнера и его отношении к нам. Обычно эта работа проделывается без участия партнера; она ведется в сознании человека — разочарованные и конфликтующие стороны его «Я» ведут между собой диалог. ОЦЕНКА И ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ (BESTOWAL)
Сохранение любви возможно за счет двух постоянно текущих скрытых мыслительных процессов: человек оценивает своего партнера и в качестве вознаграждения дает согласие на дальнейшее взаимодействие с ним [14]. Люди часто ошибочно предполагают, что их партнеры любят их безусловно и постоянно. Но партнер постоянно следит за поведением другого партнера, интерпретирует это поведение и решает, любить или не любить. Искренняя любовь обычно сразу же отражается на взаимоотношениях с партнером, приводя к усилению привязанности и улучшению отношения к нему. Другое важное последствие искренней любви обычно менее заметно — это укрепление идеализированного внутреннего образа возлюбленного. Мы позволяем нашим партнерам думать, что мы любим их всегда, хотя на самом деле это не так. Они ошибочно предполагают это, потому что иногда мы испытываем к ним искреннюю любовь. А когда мы ее не испытываем, положение спасает наше внутреннее обязательство относиться к партнеру по-доброму и помогать ему. Человек может изображать любовь, потому что на самом деле он любит не самого партнера, а его идеализированный образ, несмотря на то, что сегодня партнер не в духе и мало напоминает этот образ. Однако если мы многократно даем партнеру негативные оценки, то чувства, которые мы называем любовью, обязательство любить и внутренний образ партнера, достойный любви, могут пострадать. Тогда нам становится трудно относиться к партнеру мягко и ласково и соглашаться на взаимодействие с ним; партнер перестает нам нравиться. Многие люди, по-видимому, ожидают, что их будут любить независимо от их поведения и способностей. Маленьких детей (в идеальном случае) любят безусловно, как и детей постарше и собственных братьев и сестер (до некоторой степени), но маловероятно, что большинство взрослых людей могут по-прежнему любить партнера, если он не заслуживает положительной оценки. Если взрослые люди хотят безусловной любви, они обычно обращаются к Богу. СМЯГЧЕНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ДИСТРЕССА
Дистресс, вызванный неизбежным разрывом между идеалом и реальностью, необходимо каким-то образом амортизировать, поэтому должен существовать адаптивный механизм поддержания психического равновесия, который действует в обычных условиях, поскольку колебания уровня дистресса могут быть внезапными и резкими [15]. Когда какая-нибудь новая негативная оценка — например, осознание ограниченности социальных возможностей супруга — приводит к нарушению баланса, партнер может внезапно представиться в пессимистическом свете. Человек может подумать: «Я больше не люблю его. Я больше не хочу вести внутреннюю работу, чтобы поддерживать эти отношения. Я слишком долго обманывался». Человек начинает оценивать партнера по более строгим меркам и видеть историю своих отношений с ним в ином свете. Любовь проходит. Даже отношения, внешне кажущиеся вполне хорошими, на самом деле находятся в состоянии неустойчивого внутреннего равновесия. Когда происходит такая внутренняя потеря устойчивости, человек может испытывать сильную тревогу, страх, чувство вины или подавленность. Супруг и родственники не замечают многие из этих внутренних драм или замечают их последствия, но не понимают источника. ЛЮБОВЬ — СОКРОВЕННОЕ ЧУВСТВО
Мы знаем о неустойчивом равновесии отношений, потому что отношения существуют в глубочайших индивидуальных тайниках нашей психики. Надежные, любящие, постоянные в своих чувствах ихорошо воспитанные люди часто внешне не выражают свой гнев, разочарование и возмущение и даже не думают о том, чтобы покинуть своего супруга, чтобы найти кого-нибудь получше — все эти чувства они «оставляют при себе», в сфере своих приватных переживаний, где хранится идеализированный образ возлюбленного. Однако в культуре более широко распространено, представление, согласно которому любовь и любовные отношения каждого человека имеют как внутренние, так и внешние проявления. Мы подчеркиваем, что любовь — это нечто, существующее между двумя людьми. Когда мы видим партнеров, проявляющих нежность друг к другу — то есть когда любовь, существующая в душе, выплескивается за границы «Я» в социальных ситуациях, — мы заключаем, что эти люди действительно любят друг друга. Однако специалист в области психического здоровья меньше рискует ошибиться, если он будет предполагать, что вместилищем любви являются души людей — хорошо, если это души обоих партнеров. Их взаимодействия в присутствии других людей и наедине друг с другом могут отражать совершенно разные внутренние состояния: один или оба партнера могут продолжать нравиться друг другу и идеализировать друг друга или скрывать то, что играют роль любящего, а на самом деле в душе разочарованы или обижены. Психотерапевты нередко слышат от людей, покинутых партнером, такие фразы: «Еще позавчера мы занимались любовью и говорили о том, как сильно мы любим друг друга». На сеансах супружеской психотерапии супруги часто с горечью говорят, что «все думают, будто они — самая лучшая, самая любящая пара». Кроме того, психотерапевты постоянно сталкиваются с ситуациями, когда один из супругов, испытывающий глубокую любовь к партнеру, не умеет открыто выражать свои чувства. Слова, сказанные партнерами друг другу, и их поступки не имеют такого большого значения, как их интерпретации этих слов и поступков. Поведение партнера играет положительную роль, если другой партнер считает, что оно означает: «Я любим; просто мой партнер так выражает свои чувства». Конечно, такой вывод иногда является иллюзией. Эта иллюзия облегчает дистресс, вызванный разрывом между идеалом и реальностью, и другие дистрессы повседневной жизни. Многие драмы, связанные с любовными отношениями, человек обычно переживает наедине с самим собой. К их числу относится поиск баланса между оценками и вознаграждениями; переживание чувств, которые кажутся любовью, агрессией или влечением к другим; нравственные самоограничения и приписывание различного смысла одним и тем же поступкам супруга. Когда один из партнеров осознает, что он нелюбим, или приходит к выводу, что сам не любит своего партнера, то это отражается на супружеском диалоге и возникает реальная возможность разрыва. Если в такой момент рядом с супругами, их детьми и родственниками окажется специалист по психическому здоровью, то они вполне могут получить какой-нибудь диагноз из DSM-IV («Диагностический и статистический справочник психических расстройств» Американской психологической ассоциации, 4-е издание). КАК МЫ ПОЛЬЗУЕМСЯ СЛОВОМ — «ЛЮБОВЬ»
Одно и то же слово используется для описания удовольствия, которое человек получает, надев свой любимый свитер, и сложного комплекса переживаний, связанных с супругом, с которым он прожил вместе 50 лет; мы говорим, что любим определенную музыкальную группу, и обозначаем тем же словом бурю эмоций, нахлынувших на нас во время церемонии бракосочетания своего ребенка. Бесполезно даже пытаться найти единое значение слова «любовь» в нашем языке. ЛЮБОВЬ — ЭТО НЕ ПРОСТО ЧУВСТВО
Многие писатели называют любовь чувством. Томкинс [16] и Натансон [17] проделали большую работу и выделили девять основных аффектов. Они считают, что аффекты непосредственно связаны со способностью нервной системы по-разному реагировать на окружающую среду. Любовь как таковая не относится к числу аффектов. Эти авторы проводят различие между осознанными переживаниями, вызванными стимуляцией нервной системы, которые они называют эмоциями и чувствами, то есть переживаниями, которые имеют личностную окраску и испытываются в определенном культурном контексте. Например, эмоция зависти, испытываемая ребенком, превращается в чувство с оттенком вины, когда ребенок узнает, что зависть в его семье считается грехом. Пользуясь терминологией Томкинса-Натансона, я предполагаю, что любовь — это не какое-то одно чувство; скорее это комплекс чувств, получивших определенную окраску за счет прошлого опыта и связанных с ним ассоциаций. Чувства, которые мы называем любовью, можно соотнести с двумя точками на аффективной шкале Томкинса, причем положение этих точек на шкале в высшей степени индивидуально для каждого человека: интерес-возбуждение и удовольствие-радость. Ганди также считает, что любовь — это не просто чувство, а гораздо более сложный феномен. Он говорит, что любовь — это сила природы, сущность жизни, поскольку она сближает двух разных людей и превращает их в новое существо. Он считает любовь онтологической силой [18]. ЛЮБОВЬ К КОНКРЕТНОМУ ПАРТНЕРУ
Естественная история любви взрослого человека начинается с тревожного возбуждения влюбленности. Вскоре оно сменяется более спокойным всеобъемлющим счастьем любви,которое постепенно превращается в любовь к конкретному человеку — своему партнеру. Мы не остаемся в состоянии влюбленности навсегда, но мы говорим самим себе и окружающим, что любим своих партнеров. Они по-прежнему нам нравятся, но наша радость уже не так сильна и мы испытываем ее не так часто. Наша любовь, некогда столь новая для нас и полная многообещающих возможностей, вскоре становится привычным фоном нашей жизни. Постепенно чувства, которые когда-то мы интерпретировали как любовь, могут стать менее заметными для нас самих и для других людей. Любовь к партнеру, которая вначале была предметом наших честолюбивых устремлении, теперь больше похожа на установку, основанную на приверженности определенным ценностям и личной дисциплине, а не просто на чувстве. В начальный период любви преобладают эмоции; их трудноуловимый смысл зависит от того, какие возможности у нас появляются в результате существенных изменений, внесенных в нашу жизнь любовью. К тому времени как мы вступаем в фазу любви к партнеру, уклад нашей жизни уже изменился и устоялся; эмоции становятся менее сильными. Любовь к партнеру основана на оценках: мы оцениваем, насколько в наших отношениях с ним присутствуют взаимное уважение, возможность положиться друг на друга, удовольствие от общения, психологическая интимность, сексуальное удовлетворение и сохранение верности и баланс между индивидуальными и обоюдными интересами и потребностями. Любовь к партнеру также зависит от того, не потускнел ли внутренний идеализированный образ партнера. Конечно, наши оценки и созданные нами внутренние образы связаны между собой. В течение этого длительного периода эмоции любви обычно не выдвигаются на передний план, кроме тех случаев, когда существует угроза потери партнера или потеря произошла на самом деле; мы выражаем свою любовь в основном символически, время от времени делая подарки партнеру. МНОГИЕ НЕ ВЫДЕРЖИВАЮТ ПРОВЕРКИ ВРЕМЕНЕМ
Любовь взрослого человека — это один из главных источников его духовных сил и энергии, однако она часто оканчивается разочарованием. Многие люди терпят поражение. Эрик Фромм считал, что для существования длительной любви необходима неподдельность эмоций обоих партнеров [19]. Мысль о важности искренности часто встречается в трудах многих авторов. Некоторые психоаналитики, например, считают, что в любви взрослых людей, длящейся десятки лет, отражаются события и проблемы, с которыми они сталкиваются в жизни, успехи и неудачи в преодолении этих проблем и степень искренности чувств партнеров. Любовь — это, в сущности, битвы, которые мы ведем с самими собой за то, чтобы просто быть искренними, и каждое из этих сражений может иметь различный исход. Источник: /sexology.hut.ru/
 Источник:  интернет-издание «MED+info»  раздел «Советы специалистов»  на сайте  www.medinfo.ru 

Голосование

Как часто вы болеете простудой?







Кто online

Сейчас 76 гостей онлайн