Некоторые особенности профиля личности и морфовегетативной конституции у здоровых лиц при различном уровне Na+/Li+ противотранспорта в мембранах эритроцитов

Хасанова Д.Р., Исмагилов М.Ф., Менделевич В.Д., Баранова Е.А. Казанский государственный медицинский университет Реферат. Были изучены личностные характеристики в совокупности с вегетативным гомеостазом, а также типом морфоконституции в ассоциации с одним из генетических маркеров — скоростью Na+/Li+ противотранспорта в мембранах эритроцитов у 192 здоровых лиц в возрасте от 17 до 42 лет. Установлены тенденции к повышению уровня тревожности у лиц обоего пола во всех возрастных группах в диапазоне скорости Na+/Li+ противотранспорта в эритроцитах от 162 до 278 мкмоль/Li л.кл.час, с наиболее выраженные у представителей астеноидного типа морфоконституции с симпатикотонической направленностью вегетативных влияний, что сочеталось с дизадаптивными формами вегетативных реакций. Эмоционально-личностные особенности в структуре единых психовегетативных соотношений составляют часть вегетативного паттерна, определяющего степень адаптации организма [1, 4, 5, 15, 19]. Подчеркивается связь личностных характеристик с другими составляющими биотипа, например, с морфологической [7, 8, 12]. Наряду с этим проводится поиск молекулярных аспектов биотипологии и генетических факторов, определяющих патогенез заболеваний. Одним из наследственно детерминированных признаков, изучаемых в последнее время, является характеристика структуры и функции клеточных мембран, в частности уровень пассивного трансмембранного ионотранспорта, маркером которого выступает скорость Na/Li противотранспорта (NLC) в мембранах эритроцитов. Найдена связь генетически заданного распространенного мембранного дефекта, проявляющегося увеличением скорости NLC, с гипертонической болезнью, традиционно относящейся к болезням дизадаптации [13, 17]. Имеются данные о зависимости типа вегетативного реагирования и особенностей проявления синдрома вегетативной дисфункции (или синдрома дизадаптации) от уровня NLC [16, 20]. Это исходит из предположения, что все нейрохимические процессы функциональных систем, в том числе и вегетативной, осуществляются при участии клеточных мембран. В структуре биотипа эмоционально-личностные и вегетовисцеральные эффекторы являются наиболее динамичными, яркими и отражают направленность адаптивных реакций приспособительной деятельности человека. В связи с этим несомненный интерес представляет изучение особенностей личности в совокупности с вегетативным гомеостазом, типом морфологической конституции в ассоциации со шкалой распределения скорости NLC для выявления возможных специфичных биотипологических комплексов. Были обследованы 192 здоровых лица в возрасте от 12 до 42 лет. Профиль личности определялся с помощью теста MMPI в интерпретации Ф. П. Березина, М.П.Мирошникова у взрослых и СМОЛ у детей с последующим построением усредненного профиля личности в сравниваемых группах [3]. Тип вегетативного реагирования оценивался методом математического анализа вариабельности ритма сердца с оценкой исходного вегетативного тонуса (ИВТ), вегетативной реактивности (ВР). ИВТ описан как симпатикотонический, парасимпатикотонический и эйтонический, ВР — как симпатикотонический (нормальный), гиперсимпатикотонический и асимпатикотонический типы [2, 9, 10]. Принадлежность к определенному морфотипу определялась по критериям В.Г.Штефко и А.Д.Островского у детей и по В.В.Бунаку в модификации А.И.Клиорина и В.П.Чтецова у взрослых [6, 17]. Были выделены следующие обобщенные, наиболее часто встречающиеся морфотипы: у детей — астеноидный, торакальный, мышечный, дигестивный, у мужчин — астенический, грудной, мускульный, брюшной, у женщин — астенический, мышечный, грудной. Скорость NLC в мембранах эритроцитов определялась по методу М. Canessa [18]. Диапазон скорости NLC у обследованных варьировал в широких пределах — от 63 до 578 мкмоль Li+/л•кл.•час, что потребовало распределения обследованных по квартилям, соответствующим диапазонам скоростей с помощью метода квантильного анализа [13], а также с учетом половых и возрастных различий (см. табл.). Таблица 1 Значения NLC в квартилях с учетом половой и возрастной дифференциации (мкмоль Li+/литр • кл. • час) КвартилиЖенщины (n=58)Девочки (n=37)Мужчины (n=52)Мальчики (n=45) I 72 — 165 63 — 134 110 — 202 64 — 145 II 166 — 208 135 — 161 203 — 273 146 — 178 III 209 — 267 162 — 248 274 — 370 179 — 222 IV 268 — 361 249 — 275 371 — 567 223 — 275 Психологические обследования показали, что усредненные личностные профили женщин I, II, IV квартилей располагались в границах условной психической нормы с ведущими пиками по шкалам 2 (депрессивность), 4 (психопатия) и 8 (шизоидность). У женщин III квартиля наблюдалось достоверное увеличение уровня тревожности, шизоидности соответственно по шкалам 7 и 8, значения которых превышали границу психической нормы, и ипохондрии (шкала 1). Это можно расценить как состояние дизадаптации, возникшее в связи с аутизацией личности, нарушением социальных контактов и повышением уровня тревожности. Подъем по шкале 1 может свидетельствовать о возможной соматизации тревоги. При анализе усредненного профиля личности в группах, объединенных по характеру ИВТ, была прослежена тенденция к низкой половой дифференцировке у женщин с эйтоническим типом ИВТ (более высокие значение по шкале 5). Представлял интерес подъем по шкале шизоидности, превышавший границу условной психической нормы у женщин с парасимпатической направленностью ИВТ. Однако наиболее ярко личностные особенности проявлялись при различных вариантах типа ВР. Гипер- и симпатикотонический формы ВР были сходны по характеру личностного профиля: имелись нарастание по шкалам тревожности и шизоидности с превышением границ условной психической нормы, а также более высокие значения по шкалам ипохондрии, психопатии и гипомании. У женщин с асимпатикотоническим типом ВР усредненный профиль личности отличался пиком по шкале депрессивности и сглаженностью по остальным шкалам. Этот факт интересен тем, что по данным ранее проведенных исследований у здоровых лиц III квартиль определен как наиболее дизадаптивный в оценке характера вегетативного реагирования [16]. Сходство усредненного личностного профиля у обследованных III квартиля и в группе лиц с неблагоприятными вариантами ВР предполагает отнесенность установленных особенностей личности преимущественно к представителям III квартиля со специфичным дизадаптивным для них психоэмоциональным паттерном. В то же время характеристики, близкие к описанным выше усредненным личностным профилям, были выявлены также у женщин с астеническим типом конституции, что, вероятно, определяет астеников III квартиля как наиболее неблагоприятную группу риска по развитию синдрома дизадаптации. Аналогичные тенденции к неустойчивости психоэмоциональной сферы в сочетании с дизадаптивными вегетативными реакциями и более высокими значениями по шкале 2 наблюдались и у мужчин III квартиля. Усредненные личностные профили мужчин I и II квартилей не превышали границу психической нормы с ведущими пиками по шкалам 2, 4, 6 (ригидность) и 9. У мужчин I квартиля также отмечались более высокие показатели шкалы половой дифференцировки. Пик по шкале 6 у лиц II квартиля свидетельствовал о склонности к ориентированию на собственные ригидные установки при выборе типа поведения. Подъем усредненного личностного профиля у лиц IV квартиля в виде плато с превышением границы психической нормы по шкале шизоидности и с подъемом по шкалам тревожности и гипомании, вероятно, может указывать на недостаточную способность обследованных к последовательным действиям в стрессовой ситуации. Пик по шкале 8 в сочетании с высокими показателями тревожности и гипомании усредненного личностного профиля у мужчин III квартиля может отражать затруднения в социализации и возникшую в связи с этим тревогу с попыткой ее вытеснения. По ИВТ различия личностных профилей у мужчин были выражены еще меньше, чем у женщин. Однако была установлена значительная дифференциация особенностей личностного профиля при различных типах ВР. Лица с асимпатикотоническим вариантом имели подъем по шкалам шизоидности и гипомании, превышавший условную психическую норму. В то же время у лиц с гиперсимпатикотоническим типом ВР подъем, превышавший границу условной психологической нормы, определялся по шкалам 4, 6, 7, 8, что, вероятно, отражало общность дезинтегративных процессов. При оценке личностных особенностей по морфотипу повышение профилей выявлено у мужчин астенического и мускульного типов по шкале ипохондрии, у лиц мускульного типа — пик по шкале ригидности и подъем в виде плато по шкалам 7, 8, 9. Астенический тип отличался пиком по шкале шизоидности, превышавшим границу условной психической нормы, в то время как грудной морфотип проявлялся выраженной степенью депрессивности и гипомании. Личностные профили девочек практически повторяли особенности усредненных профилей женщин с появлением у девочек III квартиля «конверсионной пятерки». В личностных профилях мальчиков имелись черты как мужского, так и женского вариантов: усредненные профили по 6 — 9 шкалам обнаруживали сходство с профилем мужчин I и II квартилей, а отсутствие пика по шкале 2 было более характерным для женского типа профиля. По данным ИВТ отмечалась практически абсолютная идентичность профилей мальчиков и девочек. У детей дифференциация по ИВТ оказалась выраженной в большей степени, чем у взрослых, при этом эйтонический вариант занимал срединное положение. При исходной симпатикотонии были более высокие значения по шкалам ипохондрии, ригидности, тревожности и шизоидности. У детей с гиперсимпатикотоническим и асимпатикотоническим типами ВР в профиле обнаружен более высокий уровень по шкалам тревожности и шизоидности, что соответствовало характеру усредненных личностных профилей взрослых. При сравнительной оценке профилей по морфотипам были выявлены различия в крайних вариантах. Так, у лиц дигестивного типа наблюдались пики по шкалам 3, 9 и максимально выраженный по шкале 6. У детей астеноидного типа наибольшие значения установлены по шкалам 1, 7 и 8. Мышечный морфотип характеризовался пиками по шкалам ипоходрии, истероидности и ригидности; профиль торакального типа оказался сглаженным без выраженных акцентуаций. Таким образом, проведенные исследования выявили особенности личностного профиля здоровых лиц при различном уровне NLC в мембране эритроцитов. У лиц обоего пола во всех возрастных группах прослеживались тенденции к повышению показателей по шкалам тревожности и шизоидности в диапазоне от 162 до 278 мкмоль Li+/л•кл. •час (III кв.), ассоциирующиеся с характером морфологической конституции. В связи с этим можно констатировать, что психовегетативный комплекс является частью биотипа в целом и позволяет рассматривать лиц с высокой скоростью NLC, особенно относящихся к III квартилю, как группу риска по развитию синдромов дизадаптации. Литература Александровский Ю.А. Пограничные психические расстройства. — М., 1993. Баевский Р.М., Кириллов О.И., Клецкин С.З. Математический анализ изменений сердечного ритма при стрессе. — М., 1984. Березин Ф.Б., Мирошников М.П., Рожанец Р.В. Методика многостороннего исследования личности (в клинической медицине и психологии). — М., 1976. Вейн А.М., Вознесенская Т.Т., Голубев В.Л. и др. Заболевани вегетативной нервной системы. — М.,1991. Исмагилов М.Ф. Современные подходы к определению функциональных вегетативных нарушений. //Неврологический вестник. -Т.ХХ11. — В.1-2. — С.49-56. Клиорин А.И., Чтецов В.П. Биологические проблемы учения о конституциях человека. — Л., 1979. Корнетов Н.А. Глоссарий стандартизированного описания регионарных морфологических дисплазий для клинических исследований в психиатрии и неврологии. — М.,1996. Кречмер Э. Строение тела и характер. — М.,1995. Кубергер М.В., Белоконь Н.А., Соболева Е.А. и др. Кардиоинтервалография в оценке реактивности и тяжести состояния больных детей. — Методические рекомендации. — М.,1985. Нидеккер И.Г. // Космич. биол. и авиакосмич. мед. — 1981. — N3. — С.78-82. Ослопов В.Н. Значение мембранных нарушений в развитии гипертонической болезни: Автореф. дисс. ...докт. мед. наук — Казань,1995. Пенде Н. Недостаточность конституции. — М. — Л.,1930. Постнов Ю.В., Орлов С.Н. Первичная гипертензия как патология клеточных мембран. — М.,1987. Судаков К.В. // Журнал невропатол. и психиатр. — 1992. -N5. — С.102-107. Тополянский В.Д., Струковская М.В. Психосоматические расстройства. — М., 1986. Хасанов Н.Р. Вариабельность ритма сердца и особенности вегетативной регуляции у лиц с пограничной артериальной гипертензией при различном значении скорости натрий-литевого противотранспорта в эритроцитах: Автореф. дисс. ...канд. мед. наук — Казань, 1996. Штефко В.Г., Островский А.Д. Схема клинической диагностики конституциональных типов. — М. — Л., 1929. Canessa M.L., Agragno N.S., Solomon H.S. et al. //N.Engl. J. Med. — 1980. — Vol.302. — P.772-776. Perez H., Reicherts M. Stress: health and cooping. -Bazel, 1992. Khasanova D.R., Khasanov N.R., Yakupov E.Z. at all. // Brain Pathology. -Vol.4. — 1994. — P.539. №1-2 1998 г.

Голосование

Как часто вы болеете простудой?







Кто online

Сейчас 82 гостей онлайн