Методологические типы конституции у лиц с клиническими симптомами поясничного остеохондроза

Кадырова Л.А., Сак Н.Н., Марченко В.Г., Гелевей О.И., Носатов А.В., Сак А.В. Харьковский институт усовершенствования врачей, Харьковский институт физической культуры Одним из перспективных направлений поиска закономерностей течения и, следовательно, лечения вертеброгенных заболеваний нервной системы (ВЗНС) является ориентация на интегративные принципы диагностики, основанные на учете конституционального типа человека и конституционально обусловленных особенностей его психики, физиологии и морфологии тела. Конституциональная диагностика основывается именно на этих «трех китах», выделенных еще Клавдием Галеном. Введение конституциональной диагностики в систему обследования больных сразу вносит определенный порядок во врачебную стратегию и тактику. С учетом этого диагностического принципа нами обследованы 105 больных с симптомами поясничного остеохондроза. Использованы методы общеклинического, неврологического, вертебро-ортопедического и рентгенологического обследований, а также в 67 случаях магнитно-резонансная томография поясничного отдела позвоночника. Всем больным проведено антропометрическое обследование; морфо-конституциональный тип диагностировали по описательным признакам и индексу Айзенка — Риса (1945). Пропорции тела оценивали по В.В.Бунаку (1941) и П.Н.Башкирову (1962). Среди 54 больных определены лица трех крайних конституциональных типа: 26 астеников, 11 нормостеников и 17 гиперстеников. Другие пациенты отнесены к переходным типам. Таким образом, остеохондроз позвоночника — это заболевание людей всех морфо-конституциональных типов. Среди больных всех групп были низкорослые (длина тела мужчин до 165 см), среднерослые (от 165 до 175 см) и высокорослые (свыше 175 см), но среди астеников преобладали мужчины арростоидного типа (по В.В.Бунаку) пропорций тела (коротконогие, узкоплечие) и тейноидного (длинноногие, узкоплечие), а среди гиперстеников — парагармоноидного (средненогие, широкоплечие) и гигантоидного (длинноногие, широкоплечие). Для больных астенического типа были характерны замкнутость характера с ориентацией на внутреннюю жизнь, тревожность, мнительность, эмоциональный саботаж в общении с медперсоналом. Гиперстеники, напротив, чаще ориентированы на внешнюю жизнь, их отличали общительность, но нередко и истеричность. Нормостеники были энергичны, непринужденны и властолюбивы. Морфологические различия касались, кроме базисных показателей (масса и длина тела, пропорции тела), строения позвоночника и уровня поражения поясничных ПДС. Рентгенологические и МРТ — исследования показали, что для астеников были характерны грацильность строения позвонков, высокие диски, значительная вариабельность структуры позвоночника, более частые подвывихи и вывихи суставов позвоночника. В четырех случаях имели место люмбализация первого крестцового позвонка, высокое стояние промонториума относительно крыльев подвздошных костей, вертикально расположенный крестец, слабо выраженный поясничный лордоз. Последний поясничный диск был прямоугольной формы и располагался на уровне межгребневой линии таза. Эти типы соответствовали так называемому «расшатанному тазу»: они опасны перегрузкой и дистрофическим повреждением последнего поясничного позвонка. У гиперстеников отмечались меньшая высота дисков, клиновидность их формы, связанная с подчеркнутым поясничным гиперлордозом. Строение таза соответствовало нормальному или горизонтальному типу. При последнем варианте наблюдалась перегрузка суставов нижней конечности. Дистрофические поражения чаще проявлялись у астеников на уровне последнего поясничного диска, у гиперстеников — L4-L5, L5-S1. Это сочеталось у астеников с узким позвоночным каналом, у гиперстеников — с поясничным гиперлордозом, а в двух случаях — с межостистым неоартрозом (синдромом Бааструпа). Линия головного отвеса у большинства пациентов астенического типа располагалась кпереди от центров вращения в тазобедренных суставах, у гиперстеников имела тенденцию к дорсальному смещению относительно поперечной оси данных суставов. У астеников преобладали мышцы внутренних спиралей тела, начинающихся с грудино-ключично-сосцевидных мышц, а у гиперстеников — наружные спирали, начинающиеся ременными мышцами головы и шеи. В связи с этим у лиц крайних соматипов были различные осанка, поза тела и распределение перегруженных мышц. Нарушения динамического взаимодействия мышц у астеников чаще выявлялись по пути формирования верхнего перекрещенного синдрома (преобладания мышц-сгибателей шеи при слабости межлопаточной группы мышц), у гиперстеников — нижнего перекрещенного синдрома с преобладанием мышц, разгибающих туловище над мышцами живота. Среди конституциональных признаков были рассмотрены также формы груди, таза, живота, степень развития мускулатуры и жироотложений, топография трофического акцента и степень соответствия биологического возраста пациента календарному. Эти показатели также значительно различались у больных разных конституциональных типов. Таким образом, морфо-конституциональные критерии остаются наиболее очевидными и достаточно постоянными характеристиками человека, а потому должны быть использованы в клинической диагностике. Они позволяют упорядочить систему диагностики и расширить ее возможности. Выявленные конституциональные особенности больного необходимо учитывать при выборе тактики лечения и реабилитации. Сведения о конституциональном типе пациента должны находить отражение в истории болезни. №1-2 1998 г.

Голосование

Как часто вы болеете простудой?







Кто online

Сейчас 81 гостей онлайн